Умный выбор меняющихся технологий
EN

Правильная школа. Как обеспечить ребенку успешную карьеру?

Дата публикации: 14 Октября 2016
Источник: Slon.ru, 14.10.2016

Почему для успешной карьеры правильная школа важнее университета, сколько профессий должен уметь освоить современный человек и как для этого должно измениться российское образование, – рассуждает председатель правления IT-компании IBS Сергей Мацоцкий.

Вся моя профессиональная жизнь связана с IT. Но, пожалуй, самый большой вклад школы в мое становление как профессионала внесли, как ни странно, уроки истории. Я помню, как наша учительница просила готовить каждую тему в виде тезисного плана – кратких пунктов, в которых четко излагалась бы суть всего урока. Слово «буллиты» мы тогда не знали. Но этот навык структурного мышления и изложения информации, который, к слову, в отечественной системе образования на тот момент был абсолютно непопулярен, я считаю наиболее ценным своим приобретением за все школьные годы. Добавлю, что я окончил школу №444 – одну из сильнейших математических школ Москвы, где кроме истории было множество интереснейших предметов и прекрасных преподавателей, особенно по математике и физике. Но именно опыт тех уроков истории я пронес через всю жизнь и использую по сей день.

Что важнее, школа или университет?

В современном мире умение осмысливать и структурировать полученную информацию определенно вышло на первый план. В бизнесе давно очевиден сдвиг от hard skills к soft skills: во многих профессиях специалист переходит от роли исполнителя к роли исследователя и управляющего процессом. Роботы и софт успешно выдавливают клерков, и эта тенденция будет только нарастать. От сотрудников нам требуется все меньше формальных знаний и все больше умения воспринимать новое, структурировать и обрабатывать информацию, работать со смыслами.

Это явление тесно переплетается с глубокой социальной трансформацией. Разрушается привычный нам мир, где человек успевал пройти за жизнь всего один профессиональный цикл. Грубо говоря, ты рос, получал образование, дававшее профессию, и работал в одной области, оттачивая навыки и повышая квалификацию. Сегодняшние дети, без сомнения, будут проживать больше одного цикла. Футуролог Рэй Курцвейл предсказывает, что развитие медицины сможет продлить жизнь до 150 лет уже ближайшим поколениям. А упомянутая роботизация и автоматизация уже запустили процесс быстрого устаревания и смерти профессий, поэтому профессиональные циклы в ближайшем будущем, вероятно, будут длиться меньше десяти лет.

Задача нового поколения – уметь искать и менять профессии, а не раз и навсегда освоить лучшую из них. В быстро меняющемся мире человеку нужно быть готовым к тому, что уже завтра ему придется научиться использовать другой инструмент – более производительный и совершенный. Значит, и в образовании не может быть «финальных решений». Несмотря на это, российские родители по-прежнему озадачены поиском «лучшей профессии» для ребенка, хотя это определение уже сейчас является утопическим.Возьмем столь популярное сейчас программирование. Думаю, в нынешнем виде этой профессии осталось лет десять-пятнадцать, так как скоро большую часть кода будет писать сам компьютер.

Получается, освоить в совершенстве профессию уже не означает, что ты обеспечишь себе дело, которое будет кормить тебя через двадцать лет.

Как следствие, у нас на глазах разрушается классический трек «школа как дорога к университету, а университет как путевка в профессию и безоблачное будущее». А вот потенциал школы как самостоятельного института в профессиональной подготовке, наоборот, растет. Теперь это главный образовательный и воспитательный старт в жизни человека. Здесь происходит базовое и фундаментальное познание мира, актуальность которого не выветрится со временем. Поэтому-то и умение работать с информацией должно прививаться в раннем возрасте и именно в школьные годы. Так же как и навык быстрой карьерной перестройки в стремительно меняющемся мире. Да и воспринимается в детстве все новое быстрее и легче.

Высшее образование, к которому мы по старинке стремимся, начинает играть исключительно прикладную роль. В университете нужно получить профессию или несколько профессий, и сделать это в максимально сжатые сроки. При этом уже сейчас нам доступно огромное количество онлайн-курсов и обучающих программ. Университет конкурирует с онлайн-образованием, так как разница между тем, что ты просидел пять лет на очном отделении или освоил новый навык с помощью Coursera за несколько месяцев, становится не столь очевидной.

От проблемы поиска качественного образования мы переходим к проблеме ориентации и выбора наиболее релевантного образовательного контента в океане доступной информации. Предполагаю, что в ближайшие годы начнут стремительно развиваться инструменты для индивидуальной навигации по образовательной системе, рекомендательные сервисы, а также симуляторы, которые позволят попробовать те или иные процессы, профессии и занятия, чтобы принять решение о дальнейших профессиональных шагах.

Как должна измениться российская школа?

Безусловно, построенная на приоритете фундаментальных знаний, российская школьная система – большое достижение нашей системы образования. Я убежден, что знание математики, физики, химии и биологии, искусства и литературы необходимо. Оно дает понимание принципов устройства мира, о том, как структурирована та или иная его часть, является базой для дальнейшей жизни и работы с более специфическими областями знания. Эта сторона образования в России традиционно была очень сильной, и сейчас нам важно не потерять ее. Я скорее противник сегодняшнего тренда «меньше математики, больше робототехники» и вообще слишком ранней профессиональной ориентации. Часто это заигрывание с технологиями ради технологий, которое может иметь очень неприятные последствия. Вместе с тем перед школой стоит несколько очень серьезных вызовов.

Постоянное изучение новых форматов взаимодействия с миром, «навык получения навыка» нужно ввести у ребенка в привычку. К сожалению, это входит в противоречие с наиболее распространенными в России семейными установками. Несмотря на присущую детям открытость и готовность осваивать все новое, родители зачастую тормозят этот процесс, вместо поощрения пугают детей возможной опасностью, неудачным исходом. Поэтому наша школа должна стать для детей естественной средой для экспериментов и исследований, а не местом отбывания времени на скучных уроках.

Еще одна задача обучающей среды – помочь детям научиться обрабатывать и извлекать пользу из колоссальных объемов информации. Этому навыку нужно учить с помощью постоянных тренировок. К сожалению, и здесь наша современная школа отстает от реальности, с которой сталкиваются дети, – и в понимании коммуникативных технологий, и с точки зрения технологического инвентаря.

Мы должны осознать, что дети вообще абсолютно по-другому воспринимают мир технологий. В этому году 1 сентября я побывал на Дне знаний в одной из московских школ и побеседовал с ее учениками. Признаюсь, шел я туда как «руководитель большой технологической компании» и готовился к соответствующим вопросам. Но мои рассуждения как человека из «эпицентра технологической революции» совершенно не удивили и, честно говоря, не заинтересовали детей. Им было интересно говорить о вопросах общемирового, экзистенциального характера – начиная от возможных последствий перенаселения Земли при средней жизни человека 150 лет и заканчивая необходимостью учить иностранные языки.

Эта встреча, ставшая для меня важным уроком, еще раз показала мне пропасть между поколением детей и поколениями родителей, учителей и школьных директоров. Многие из нас продолжают жить с ощущением, что закупка ста компьютеров – это достижение, и вокруг них вся школа «ходит на цыпочках». А для детей цифровой мир – это естественная среда обитания. Мы должны смириться с тем, что привычный процесс «сидения с книгой» становится неинтересным для школьников. Возможно, причина в сравнительно низкой скорости получения информации через чтение. А потребление видеоконтента, наоборот, становится все более естественным, тем более что оно позволяет совершать параллельные действия (делать заметки, проверять почту), не отвлекаясь от процесса. Знаю это по себе.

Препятствовать таким изменениям бессмысленно, задача педагогов и психологов – научиться эффективно использовать их в учебном процессе, «заворачивать» знания в современный контент, релевантный образу жизни наших детей. Желание изучать новые форматы взаимодействия с миром – естественная черта ребенка, которую нужно поощрять, а не пугать неудачным исходом.

Первоочередная задача «научить детей учиться» формально принята сообществом и активно обсуждается, но на деле нет понимания, что за ней стоит и на какие составляющие ее разложить. Повторюсь, что «учить учиться» – это значит помочь детям обрабатывать и извлекать пользу из доступной им информации. Этот навык требует постоянных тренировок на примере как кейсов, так и исследований. Он требует от учителя знаний о тайм-менеджменте, персональной эффективности, структурировании работы, управлении проектами – всему этому нужно учить со школьной скамьи. А в реальности в школьной программе нет даже предметов, связанных с навыками современного мира, да и немногие родители и учителя ими обладают. К примеру, классическую диаграмму Ганта или методы Agile изучают в университетах на занятиях по проектному менеджменту, хотя это нужно делать еще в школе, чтобы формировать понимание общих принципов реализации любых проектов в жизни человека. Получается, что мы учим детей, сами не обладая достаточной подготовкой.

И здесь мы подходим к главному вызову для образовательной системы – к подготовке новой формации учителей. Профессия учителя должна сильно измениться. Учитель будет преподавать не столько предмет, сколько умение изучать мир. Новые методы преподавания должны побуждать не столько к запоминанию контента, сколько к его структурированию и обработке. Педагогика станет скорее практикой, ориентированной на мотивацию, коммуникативные и менеджерские навыки.

Но есть и хорошие новости. В последние годы в школу приходит все больше людей из бизнеса – не в качестве носителей специального знания, а в роли организаторов, коммуникаторов и визионеров. Это связано не только с тем, что в экосистему образования пошли частные инвестиции или реализуются коммерческие проекты, сколько с дефицитом современных компетенций у самих учителей. Целый ряд моих знакомых и сотрудников нашей компании, прекрасно реализовавшихся в бизнесе людей, в последние годы осознанно занялись именно школьным и дошкольным образованием. Закончив один профессиональный цикл, они переходят к следующему и несут в школу свой позитивный опыт и так необходимые ей современные компетенции. К примеру, Яна Кудрявцева, директор по HR и маркетингу IBS, после долгой и успешной карьеры переехала на остров Шпицберген перезапускать местную русскую школу, чтобы сделать ее современной открытой образовательной площадкой мирового уровня. Наверное, за такими проектами будущее нашей системы образования.