Умный выбор меняющихся технологий

Глобальные тенденции телекома vs российская бюрократия

Телекоммуникационные компании и операторы платного ТВ трансформируются и ищут новые бизнес-идеи
Комментарий Сергея Мацоцкого

Без аналога

В России начался процесс, который власти долго откладывали. Они решились наконец на долгожданное отключение аналогового ТВ-вещания и переход на распространение цифрового сигнала. В конце прошлого года Тверская область стала первым российским регионом, где было отключено аналоговое эфирное вещание федеральных телеканалов. График, составленный правительством, предполагал отключить аналоговое вещание во всех регионах к лету 2019 г. В 21 регионе оно уже прекращено, в остальных планировалось сделать это 3 июня. Однако затем в Белом доме все-таки решили повременить: последние регионы (их 21) расстанутся с аналоговым вещанием 14 октября. Замминистра связи Алексей Волин объяснил это заботой о дачниках, которые летом могут остаться без любимых телепередач.

Отключение аналогового вещания – это логичный шаг вслед за процессом цифровизации эфирного телевидения. Разговоры о переводе эфира в цифру в России пошли еще в начале 2000-х. В 2001 г. было создано госпредприятие «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС), объединившее большинство предприятий в сфере теле- и радиовещания.

Как в России цифровизировали платное ТВ

Но из-за межведомственных противоречий старт цифровизации ТВ был дан только в 2008 г. Тогда правительство одобрило Федеральную целевую программу (ФЦП) развития телерадиовещания на 2010–2015 гг. Бюджет программы должен был составить 122 млрд руб., из которых федеральный бюджет должен был выделить 76 млрд, а остальные средства должны были обеспечить внебюджетные источники.

Позднее действие программы продлили до 2018 г., а ее бюджет увеличили до 165 млрд руб., в том числе 98 млрд должно было быть предоставлено федеральным бюджетом. По факту в цифровизацию эфирного ТВ государство вложило 80 млрд руб.

ФЦП предполагала, что на всей территории страны будут работать три мультиплекса (пакета) федеральных каналов. В крупных городах планировалось запустить еще четвертый и пятый мультиплексы, а также сети мобильного телевидения и телевидения высокой четкости (HD).

Состав первого мультиплекса был сформирован указом президента. В настоящий момент в него входят «Первый канал», «Россия 1», «Россия 24», «Россия К», НТВ, «Матч ТВ», «Пятый канал», ТВЦ, «Общественное телевидение России» и «Карусель».

Для каналов первого мультиплекса государство изначально решило субсидировать эфирное вещание в цифровом и аналоговом форматах в городах с числом жителей менее 100 000 человек. Затем власти решили полностью субсидировать цифровое вещание на всей территории страны, а соответствующие средства передавать РТРС.

Но такой порядок действовал только до конца 2018 г., после чего власти вновь стали выдавать субсидии самим телеканалам и только на цифровое вещание в городах с числом жителей менее 100 000 человек. В отношении аналогового вещания телеканалы сохранили субсидии на работу в городах с числом жителей менее 100 000.

Для каналов первого мультиплекса было решено сделать еще одну поблажку. В соответствии с внесенными в закон «О связи» изменениями всех операторов платного телевидения обязали бесплатно транслировать указанные каналы, причем плата не должна была взиматься ни с телезрителей, ни с самих каналов (принцип must carry).

Впрочем, операторы кабельного телевидения и IP-телевидения обошли это требование, начав взимать плату за предоставление абонентской линии. А вот спутниковые операторы бесплатно транслировали каналы первого мультиплекса.

В 2012 г. Роскомнадзор провел конкурс на право вещания в составе второго мультиплекса. В настоящий момент в него входят 10 телеканалов: «Спас», СТС, «Домашний», ТВ-3, «Пятница», «Звезда», РЕН, «Мир», ТНТ и «Муз-ТВ».

При проведении конкурса объявлялось, что после развертывания передатчиков второго мультиплекса на всей территории страны каждый из телеканалов будет платить РТРС примерно 1 млрд руб.

Далее согласно ФЦП развития телерадиовещания должны были произойти два события: отключение аналогового телевидения и запуск третьего мультиплекса. Особенностью третьего мультиплекса должно было стать наличие в нем не только федеральных, но и региональных телеканалов.

Как отказ отключать аналоговое ТВ создал трудности для цифрового ТВ

Однако в 2014 г. правительственная комиссия по телерадиовещанию приняла решение отложить отключение аналогового вещания. Свою роль сыграли опасения, что часть населения, особенно социально незащищенные слои, останется без телесигнала, а такое развитие событий для российских властей неприемлемо.

В результате возник дефицит частот для третьего мультиплекса. Это обстоятельство вкупе с разразившимся в тот год кризисом похоронило третий мультиплекс цифрового телевидения.

Но проблемы возникли и со вторым мультиплексом. В отличие от каналов первого мультиплекса каналы второго мультиплекса сами оплачивают свое вещание. Вместе с продолжением вещания в аналоговой среде им пришлось параллельно оплачивать работу и в цифровой, и в аналоговой среде.

В результате в тот период времени власти столкнулись с угрозой исхода половины каналов второго мультиплекса. Чтобы этого избежать, в 2015 г. были приняты поправки в закон «О связи», распространяющие принцип must carry и в отношении каналов второго мультиплекса. Изначально планировалось обязать ТВ-операторов бесплатно транслировать еще и региональные и муниципальные телеканалы, но против этого выступили спутниковые операторы, у которых не хватило бы для этого ресурса.

Как цифровизация ТВ коснулась спутниковых операторов

А со вступлением в силу закона спутниковые операторы, как ранее и кабельные операторы, нашли способ обойти его требования. Так, «Орион экспресс» ввел плату за техподдержку, которая была необходима для просмотра федеральных телеканалов. А «Триколор ТВ» решил, что бесплатная трансляция федеральных телеканалов будет доступна только абонентам, внесшим платеж за какой-либо пакет услуг: это при том, что изначально «Триколор ТВ» позиционировал себя как оператор бесплатного спутникового телевидения, не взимающий абонентской платы.

Со своей стороны РТРС предложила создать собственного спутникового оператора, который бы обеспечивал бесплатное, незакодированное вещание федеральных каналов. Хотя зона вещания цифрового телевидения больше, чем у аналогового телевидения, она все равно не покрывает территорию, где проживает порядка 1,5% населения (в частности, районы Крайнего Севера).

Чтобы покрыть эти районы сетями цифрового телевидения, потребовалось бы потратить бюджет, сравнимый с уже затраченными средствами на цифровизацию ТВ. Бесплатное вещание со спутника могло бы решить эту проблему. Но против выступили существующие спутниковые операторы, указав, что это разрушит их рынок.

В результате было найдено компромиссное решение, воплотившееся в принятые в конце прошлого года поправки в закон «О связи». Спутниковых операторов обязали бесплатно транслировать телеканалы первых двух мультиплексов на территориях, где отсутствует сигнал цифрового эфирного телевидения.

Список таких территорий установило Минкомсвязи. Для того чтобы не повторять предыдущей коллизии с must carry, законодатели специально установили, что спутниковые операторы не вправе брать за просмотр федеральных телеканалов никакой дополнительной платы с жителей указанных территорий, кроме платы за оборудование.

Сдвиг решения вопроса с отключением аналогового телевидения позволил вернуться к вопросу о втором мультиплексе: в конце прошлого года РТРС разморозила передатчики данного мультиплекса, находящиеся в городах с числом жителей менее 50 000 человек, и продолжила их строительство.

Но о третьем мультиплексе предпочитают не вспоминать. Более вероятно, что вместо него появится вещание нескольких телеканалов в HD-формате – РТРС уже провела соответствующие испытания.

А вот для региональных телеканалов, наоборот, отключение аналогового вещания ухудшило ситуацию. Непосредственно отключение аналоговых передатчиков федеральных каналов их не коснется – более того, Государственная комиссия по радиочастотам (ГКРЧ) продлила срок работы передатчиков региональных каналов до 19 августа 2020 г.

Однако с уходом из аналогового эфира федеральных телеканалов телезрители вряд ли продолжат смотреть аналог только ради региональных каналов, замечает исполнительный директор Национальной ассоциации телерадиовещателей Александр Широких. Чтобы как-то подсластить пилюлю для региональных вещателей, ранее был принят закон о так называемой 21-й кнопке: в каждом регионе Роскомнадзор выбрал канал, на который распространился принцип must carry, т. е. кабельные операторы должны транслировать их бесплатно.

Насыщение рынка платного ТВ

В середине 2000-х тогдашний глава РТРС Геннадий Скляр предвкушал, что с цифровизацией эфирного ТВ операторы платного ТВ потеряют рынок. Но цифровизация эфира затянулась, зато рынок платного ТВ как раз в тот период начал расти и заинтересовал крупных инвесторов. К настоящему моменту рынок платного ТВ уже близок к насыщению.

Сейчас, по оценкам агентства Telecom Daily, в России доступ к платному телевидению имеют 43,5 млн домохозяйств, уровень проникновения составляет 78%. Средняя выручка с одного абонента (ARPU) находится на уровне 180 руб. месяц.

В отличие от сотовой связи рынок платного телевидения характеризуется сильной фрагментацией по различным технологиям. К сетям кабельного телевидения подключено 41% от общего числа абонентов платного телевидения, к спутниковым – 39%, к сетям IP-телевидения – 19%.

Лидером на рынке Telecom Daily считает «Триколор ТВ» с 12,2 млн абонентов. На 2-м месте находится «Ростелеком» с 10,2 млн абонентов. У «Ориона», «ЭР-телекома» и МТС примерно по 3–3,7 млн абонентов.

«Рынок платного ТВ в России в данный момент фактически сформирован, – констатирует гендиректор группы компаний «Орион» Кирилл Махновский. – В крупных городах ведущую роль по-прежнему играют операторы кабельного ТВ, а в удаленных регионах, где в силу географических особенностей не всегда есть возможность провести кабель, наиболее сильные позиции у спутниковых операторов. Становится все более заметным присутствие ОТТ-игроков (вещание через интернет для абонентов любых интернет-провайдеров. – «Ведомости»)».

Президент холдинга «ЭР-телеком» Андрей Кузяев считает, что цифровизация эфирного ТВ не окажет существенного влияния на рынок платного. «Сейчас платное ТВ смотрят в трех из четырех российских квартир, – отмечает Кузяев. – Качество картинки и количество каналов предопределили выбор. Платное ТВ будет всегда. В горизонте ближайших пяти лет лично мы не видим существенных рисков для изменения рынка».

Махновский полагает, что цифровизация эфирного ТВ все-таки приведет к некоторому оттоку абонентов платного ТВ, но операторам не стоит беспокоиться. «Масштабная рекламная кампания бесплатной эфирной цифры на протяжении I квартала поспособствовала переходу части абонентов от операторов платного телевидения в сети РТРС, – рассказывает гендиректор «Ориона». – Как показывает практика, абоненты, впечатленные преимуществами бесплатной альтернативы аналоговому ТВ, которые активно транслировались в ходе рекламной кампании, не понимают разницы между пакетами операторов платного ТВ и эфирной цифрой. И, как правило, почувствовав ее на собственном опыте, через некоторое время возвращаются обратно».

На российском рынке платного телевидения наблюдается снижение темпов роста абонентской базы вместе с ростом ARPU, который достигается в том числе за счет внедрения дополнительных услуг, отмечает гендиректор оператора «Акадо-телеком» Сергей Назаров. «Современный потребитель приветствует мультисервисность, – констатирует он. – Сейчас операторы отвечают на запросы клиентов и расширяют портфель традиционных телекоммуникационных услуг: это цифровое видеонаблюдение с видеоаналитикой, которая очень востребована, умные сервисы, повышающие качество и безопасность жизни и создающие умное пространство внутри квартиры, бытовые услуги, игровые сервисы и многое другое – и все это в одном пакете, что актуально, удобно и выгодно».

Кузяев прогнозирует, что в перспективе бизнес-модель платного телевидения трансформируется в сторону цифровых сервисов и платного контента. «Сейчас формируется огромный рынок онлайн-сервисов Netflix, Apple TV+, Ivi, Okko и др., – говорит глава холдинга «ЭР-телеком». – Каждый из них делает ставку на уникальный собственный и лицензионный контент. Растет независимый рынок онлайн-видео (который был создан пять лет назад и увеличился за этот период в 6 раз). К 2020 г. он составит 1/3 от емкости рынка платного ТВ, а к 2025 г. будет на уровне 90% от его емкости. Основа роста данного рынка – качественный персонализированный контент и современные модели его потребления: мобильные телефоны, планшеты и смарт-ТВ».

Назаров соглашается, что конкуренция с интернет-сервисами присутствует: операторы и онлайн-ресурсы конкурируют за время пользователя, а значит, за его деньги. «Но любое соперничество только стимулирует игроков повышать качество услуг, – отмечает глава компании «Акадо-телеком». – Так, например, операторы активно развивают услугу интерактивного ТВ. Что касается российского рынка интернет-сервисов, то их сейчас достаточно много и рынок не упорядочен. На Западе, например, ситуация противоположная».

Почему ТВ-частоты нужны сотовым операторам

Отключения аналогового телевидения давно ждали не только телеканалы, но и сотовые операторы. В 2012 г. большая четверка – МТС, «Вымпелком», «Мегафон» и «Ростелеком»/Tele2 получили на конкурсе 4G-частоты (стандарт LTE) в диапазонах 700–900 МГц и 2,5–2,7 ГГц. Но позднее президент Владимир Путин запретил выделять частоты, используемые для ТВ-вещания, без согласия телевизионщиков.

В результате в одном из уже выданных диапазонов частот – 700–800 МГц – сотовые операторы так и не смогли начать работать. При этом «Вымпелком» платит за эти частоты 50 млн руб. в год, рассказал на конференции «Ведомостей» гендиректор оператора Василь Лацанич (у остальных операторов аналогичная ситуация).

Если в крупных городах проблемы с LTE-частотами удалось решить, то диапазоны ниже 1 ГГц благодаря широкой зоне обслуживания могут помочь развернуть 4G-сети за пределами городов. Кроме того, на этих частотах можно было бы развернуть поверх LTE-сетей решения для узкополосных сетей интернета вещей – NB-IoT и eMTC.

Эти решения обеспечат передачу данных от большого числа датчиков и иных устройств интернета вещей за пределами крупных городов. Согласно Концепции узкополосных беспроводных сетей интернета вещей после отключения аналогового телевещания можно будет рассмотреть вопрос об исключении диапазона 700–800 МГц из полос частот для ТВ-вещания и передаче его полностью под сотовую связь.

Впрочем, никаких решений по данному вопросу пока нет. Как уже отмечалось, на указанных частотах продолжат вещание в аналоговом формате региональные ТВ-каналы. Кроме того, Волин говорит, что освобождаемые от аналогового вещания частоты могут пригодиться для цифрового вещания в формате HD.

Между тем помимо нехватки частот для сетей 4G уже вовсю встает вопрос о нехватке частот для более современного поколения сотовой связи – пятого (5G). Как рассказывает Лацанич, еще недавно мобильному абоненту было достаточно скоростей в районе нескольких мегабит в секунду. Но уже к 2022 г. потребность в скорости мобильного интернета будет составлять примерно 25 Мбит/с.

Без запуска сетей 5G не обойтись, резюмирует Лацанич. В первую очередь сети 5G увеличат скорость передачи данных – она будет измеряться гигабитами в секунду. Это позволит использовать сети 5G как полноценную замену проводного интернета, обеспечит возможность передачи видео с разрешением 4K, откроет новые горизонты для дополненной и виртуальной реальности и т. д.

Также в сетях 5G будет доступен режим Massive IoT: он обеспечит одновременную работу большого числа устройств интернета вещей с небольшими объемами передачи данных и либеральными требованиями к задержке сигнала. В случае если установка умных счетчиков ЖКХ станет повсеместной, без такого режима трудно будет обойтись.

Еще один режим, анонсированный в сетях 5G, – это URLLC (Ultra-Reliable and Low Latency Communications). Он, наоборот, будет обеспечивать низкий показатель задержки передачи сигнала, благодаря чему станет возможна работа критически важных приложений: телемедицина, беспилотный транспорт и т. д.

5G в России: туманные перспективы

Наиболее оптимальным диапазоном для запуска сетей 5G в крупных городах является диапазон 3,4–3,8 ГГц. В России сети 5G на соответствующих частотах уже протестировали «Ростелеком» и «Мегафон». Но данный диапазон пока занят: в нем в числе прочих работают сети беспроводной передачи данных стандарта WiMax и спутниковые сети гражданского и специального назначения.

Задача освобождения указанного диапазона от WiMax-операторов не представляется сложной. Основной WiMax-оператор – Freshtel – принадлежит «Ростелекому», который и так выступает за переход на 5G. «Мегафон», со своей стороны, приобрел компанию «Неоспринт» с частотами в Москве в данном диапазоне.

Другое дело – спутниковая связь. С одной стороны, с помощью частот в данном диапазоне происходит спутниковая трансляция федеральных телеканалов. Сигнал принимается базовыми станциями РТРС для дальнейшей ретрансляции в эфире. Отказаться от трансляции федеральных телеканалов на всю страну не представляется возможным. Ситуация осложняется еще и тем, что станции приема спутникового ТВ не регистрируются в Роскомнадзоре и точные координаты их установки не известны.

Еще сложнее обстоит вопрос со спецпотребителями. Как отмечается в подготовленном для ГКРЧ отчете Научно-исследовательского института радио, Минобороны имеет большое число спутниковых станций, работающих в данном диапазоне, причем не только стационарных, но и мобильных. Поскольку мобильные станции могут работать в любом районе страны, проблему совместимости различных технологий не удастся решить за счет установления районов, в которых нельзя работать сетям 5G.

Кроме того, спутниковые сети в данном диапазоне использует еще и Федеральная служба охраны для обеспечения президентской связи. В результате ГКРЧ не признала диапазон 3,4–3,8 ГГц пригодным для 5G. Более того, «Ростелекому» и «Мегафону» пришлось закрыть уже развернутые тестовые зоны в данном диапазоне. Президент «Ростелекома» Михаил Осеевский, безуспешно просивший ГКРЧ разрешить продолжение тестирования, с грустью назвал ситуацию «шагом назад».

Пока ГКРЧ предлагает строить сети 5G в крупных городах в другом диапазоне – 4,4–4,99 ГГц, частоты в котором сейчас фрагментарно доступны в России. Но глобальный тренд состоит в запуске сетей 5G именно в диапазоне 3,4–3,8 ГГц. В случае же строительства сетей в диапазоне 4,4–4,99 ГГц российские операторы столкнутся с дефицитом абонентских устройств, которых будет мало для данного диапазона: пока за рубежом о поддержке этого диапазона объявили только Китай и Япония.

«Важно отметить, что оборудование для широкополосного доступа в 5G будет работать в широком рабочем диапазоне частот 3,3–3,8 ГГц, – говорит глава частотного департамента Международной ассоциации GSM Бред Тарнутцер. – Это поспособствует развитию экосистемы оборудования для данного диапазона, увеличивая экономию на масштабе для производителей оборудования и создавая благоприятные условия для быстрого вывода доступных устройств на рынок. Россия не сможет воспользоваться данными преимуществами, если не рассмотрит возможность использования хотя бы части этого диапазона для 5G». С этой позицией солидарны и руководители «Вымпелкома», МТС и «Мегафона».

За пределами крупных городов сети 5G целесообразно было бы запускать в диапазонах ниже 1 ГГц, например 700–800 МГц. Но, как уже отмечалось, решений об освобождении данного диапазона от аналогового вещания пока нет. В России на настоящий момент более-менее доступен спектр в миллиметровом диапазоне – более 24 ГГц. Но он может использоваться только для точечного покрытия на стадионах, в аэропортах и других местах массового скопления абонентов.

Вице-премьер Максим Акимов на встрече с Путиным просил дать поручение о необходимости расчистки частот для сетей 5G. О реакции президента и каких-либо поручениях на данный счет пока не сообщалось.

Новая точка роста сотовых операторов: большие данные

В целом ситуация для сотовых операторов складывается не самая радужная: замедление роста традиционных телекоммуникационных услуг, расходы на исполнение закона Яровой, запрет на внутрисетевой и национальный роуминг, неопределенность с сетями 5G и проч. Однако появляются и новые точки роста, например большие данные.

Десятки миллионов абонентов, которых обслуживает каждый из федеральных сотовых операторов, – это огромный кладезь информации. Обезличив эти данные и обработав их с помощью специальных алгоритмов, сотовые операторы могут определять предпочтения своих потребителей, выявлять тренды и продавать полученные результаты третьим лицам.

Заказчиками могут выступать как государственные структуры, так и коммерческие организации. Например, как выяснили «Ведомости», Аналитический центр при правительстве в интересах департамента информационных технологий Москвы уже несколько лет закупает у сотовых операторов геоданные, позволяющие анализировать передвижения москвичей домой, на работу и на дачу. На соответствующие закупки с 2015 г. было затрачено 516 млн руб.

Другой интересный проект представила компания «Кометрика» (бывшая «дочка» «Мегафона», сейчас принадлежит «ИКС холдингу»). В нем накопленные данные о перемещении абонентов операторов сотовой связи могут использоваться для определения туристических потоков региона и популярных туристических маршрутов. По словам гендиректора «Кометрики» Дмитрия Петрова, возможно даже определение целей приезда туриста.

По данным газеты «Коммерсантъ», сейчас рассматривается вопрос о том, чтобы Росстат, закупая данные у сотовых операторов, использовал их при проведении предстоящей в 2020 г. переписи населения: это позволит оценить не только численность населения, но и миграционные потоки.

С помощью больших данных сотовые операторы могут делать и персональные предложения своим абонентам, выявляя их предпочтения. Весьма интересную историю на конференции «Ведомостей» рассказала вице-президент «Вымпелкома» по маркетингу на массовом рынке Ирина Лебедева: оператор выявлял, кто из абонентов страдает плоскостопием, после чего делал им предложения о покупке стелек от своего партнера.

Прощание с «Евросетью»

Для телекоммуникационного рынка знаковым является и завершение консолидации сотовой розницы и уход некогда главного бренда в этом сегменте – «Евросети». Консолидация началась после кризиса 2008 г., когда целый ряд независимых розничных сетей – Dixis, «Цифроград», «Беталинк» – прекратили свое существование.

Лидер рынка – «Евросеть» – был продан Александру Мамуту вместе с «Вымпелкомом». Ряд сетей поменьше были выкуплены МТС, которая стала строить собственную монобрендовую сеть. У МТС самая большая розничная сеть с числом салонов 5700.

У «Вымпелкома» была возможность увеличить до контрольной свою долю в «Евросети», но оператор этим не воспользовался. Вместо этого с 2012 г. «Евросеть» стала на паритетных началах принадлежать «Вымпелкому» и «Мегафону». Президентом «Евросети» стал бывший глава «Корбина-телекома» Александр Малис. В ходе кризиса 2014 г. проблемы начались еще у одной розничной сети – «Связного». В итоге компания перешла под контроль Олега Малиса, брата Александра Малиса.

В 2017 г. операторы договорились о разделе «Евросети». «Вымпелком» забрал себе примерно половину салонов и выплатил «Мегафону» около 1 млрд руб. Юридическое лицо «Евросети» осталось у «Мегафона».

А в прошлом году «Мегафон» договорился об объединении «Евросети» со «Связным». В объединенной компании «Мегафон» получил 25% плюс 1 акция, остальное принадлежит группе Solvers Олега Малиса. При этом объединенная компания стала работать только под брендом «Связной», отказавшись от бренда «Евросеть». У компании свыше 5000 салонов.

В то же время в сфере сотовой розницы пытается закрепиться «М.видео». Эта компания благодаря своему владельцу – группе «Сафмар» – недавно пережила поглощение своих конкурентов: «Эльдорадо», MediaMarkt и «Техносилы». Исторически «М.видео» всегда торговала сотовыми телефонами, однако продажи мобильной техники у компании не были такими впечатляющими, как телевизоров и холодильников.

В связи с этим «М.видео» запустила экспериментальный формат – m_mobile. Речь идет о небольших салонах связи, расположенных отдельно от основных магазинов сети. Задача состоит в том, чтобы не отвлекать потребителей, заинтересованных в мобильной технике, стендами с бытовой и телевизионной техникой.

В «М.видео» довольны результатами эксперимента. «М.видео» даже открывала магазины m_mobile в торговых центрах, в которых уже есть основные магазины сети, – это имеет смысл с целью сокращения пути потребителя до магазина.

«Цифровая техника, в первую очередь смартфоны, является драйвером всего рынка электроники в России, – говорит управляющий директор проекта m_mobile Андрей Губанов. – Последние несколько кварталов подряд мы наблюдаем рост среднего чека на смартфон, что связано с положительной динамикой среднего ценового сегмента – от 10 000 до 20 000 руб. – и верхнего – свыше 50 000 руб. Смещение спроса в более дорогие сегменты предъявляет и больше требований к рознице – полная омниканальность, возможность предзаказов, открытая выкладка для сравнения нескольких моделей, широкий ассортимент аксессуаров, удобное оформление кредита и подбор сервисов, выбор операторских услуг».

По итогам I квартала группа «М.видео-Эльдорадо» продемонстрировала динамику продаж смартфонов почти вдвое выше рыночной: +22% в штуках и +32% в деньгах, отмечают в компании. На это повлияло развитие отдельного бренда m_mobile от «М.видео» и выделенных диджитал-зон в «Эльдорадо» с открытой выкладкой, аналогичную динамику показывали продажи группы и в 2018 г.

«При этом у группы порядка 1000 магазинов, что в разы меньше, чем у любого телекомигрока, – добавляет Губанов. – Мы делаем ставку не на число, а на умение продавать и понимание потребностей покупателей: лучший и больший ассортимент, экспертиза консультантов, наличие специальных зон и возможность протестировать все перед покупкой».

Со своей стороны, директор по закупкам объединенной компании «Связной-Евросеть» Михаил Комков отмечает другой тренд в сотовой рознице – увеличение среднего чека в продажах смартфонов за счет широкого выбора кредитных инструментов для покупки. «Именно наличие кредитных инструментов делает возможным развитие сотового ритейла, – поясняет Комков. – Кроме того, более важными становятся услуги, которые продаются вместе со смартфоном, в частности страховка, позволяющая в случае поломки устройства бесплатно получить ремонт, финансовые услуги, настройка смартфона и др.».

Телеком- и IT-компании перед общим вызовом

Общий тренд в телекоммуникационной отрасли состоит в необходимости трансформации операторов связи. В связи с этим основатель системного интегратора IBS Сергей Мацоцкий отмечает, что судьба телеком- и IT-компаний схожа. «Еще 15 лет назад они были окном в мир технологий, – вспоминает Мацоцкий. – У клиента не было ни людей, ни опыта, ни компетенций взаимодействия с технологиями. Все IT-компании занимались разработкой IT-стратегий. Их нанимали на любой проект по внедрению IT-систем и проч. Телекомкомпании тогда тоже не только предоставляли связь, но и открывали доступ в мир коммуникаций, интернета, сетей, обработки данных».

Теперь же и IT-, и телекомкомпаниям надо заново доказывать свою нужность в другой роли – партнера, который должен приносить новые ценность, экспертизу, бизнес-модели, считает Мацоцкий. «Универсальных рецептов поиска новой ценности нет, – полагает основатель IBS. – Это челлендж, который отделит тех, кому удастся сделать это и развиваться, от тех, кто будет довольствоваться малым».

Автор: Игорь Королев

Поделиться:

Сергей Мацоцкий Основатель IBS Ссылка на статью Ведомости, 29.05.2019 Другие публикации и комментарии эксперта
Если Вы хотите получать нашу рассылку, пожалуйста, заполните регистрационную форму.
Все материалы